Держись, геолог, крепись, геолог…

Из воспоминаний Александры Алексеевны Михеевой

Родилась я 1 мая 1942 года в деревне Макарята Ильинского района, седьмым ребенком в семье из десяти детей. Отец Алексей Абрамович Архипов всю войну работал на военном заводе в г. Перми. Мать Мария Дмитриевна Архипова была домохозяйкой, всю войну перебивалась случайными заработками, чтобы прокормить семью. Дети голодали. Ели, что смогли вырастить на огороде и собрать в лесу: травы, ягоды, грибы, пиканы, дикий лук, липовые почки, крапиву, лебеду…

В 1947 году вернулся отец, и семья переехала в деревню Екатеринку на кордон лесников — там, в трех домиках жили три семьи. И детство мое прошло среди дикой природы: кругом были непроходимые леса и болота. В лесах водилось много зверей, обильно росли ягоды, грибы, в речушках полно рыбы. Родители сеяли рожь, овес, лен, выращивали овощи. И все же огромная семья жила очень бедно. Когда отец со старшими уходили в соседнюю деревню за восемь километров за хлебом, который выдавали по карточкам, а мы, младшие, просили кушать, мама предлагала нам спеть песню. Мы садились вокруг большого стола и пели, а соседи, жившие на второй половине дома, плакали от жалости.

В школу я пошла на десятом году, так как школа находилась в 25 километрах от нашей деревни, да еще и младшие брат с сестрой были на моем попечении. И тем не менее школу закончила на отлично. Мне посоветовали поступить в геологоразведочный техникум, так как в нем стипендия была выше, чем в других. В то время я ничего не знала ни о геологах, ни о нефти. Поступила я в техникум без экзаменов и училась на одну стипендию.

В 1962 году я приехала в Чернушку на преддипломную практику, так как здесь практикантов принимали на рабочие места. Начала работать чертежницей в научно-исследовательской лаборатории. Начальником нефтепромыслового управления «Чернушканефть» был Л.С. Случевский, главным геологом Б.В. Лопашов – руководитель моей практики. Как-то геолог из конторы бурения Анатолий Волков сказал мне: «Что за практика у тебя будет, если так и просидишь с бумагами?». Я обратилась к руководству, и меня перевели лаборантом-коллектором в контору бурения. Так я оказалась в Печмене на буровой № 7 около деревни Кармановка.

В июле 1962 года я вернулась в Чернушку, уже на работу. Меня направили в контору турбинного бурения (в то время КТБ), которая входила в состав НПУ « Чернушканефть». Трудиться начала в уже знакомом селе Печмень, снимала квартиру. Нравилось все: и работа, и люди — главный геолог Э.В. Касьяненко, геолог С.В.Соколова, очень нравилась наша уральская природа, холмистая местность, поля, перелески, много грибов и ягод. Вокруг были деревеньки — Семселяк, Ашехла, Даниловка, Адыевка, Студеный Ключ, которых, к сожалению, уже давно нет на географических картах, а мои деревеньки из детства находятся на дне Камского водохранилища…

Если честно, условия работы буровиков были тяжелыми. На работу ездили на грузовых машинах в будках, иногда в открытых кузовах или на тракторных санях. Бездорожье, машины застревали в грязи, в лесу и люди иногда добирались до места работы по нескольку часов, а до Чернушки так и вообще сутками.

На буровой стояла кульбудка, разделенная на две части: одна — для кабинета мастеру, другая — для рабочих. В кульбудке стояла чугунная печь – буржуйка, около которой рабочие грелись, сушили одежду, на ней же разогревали обеды, которые привозили из дома. Иногда приходилось оставаться без обеда, если затягивались работы на буровой.

Очень трудной была работа по заготовке глинистого раствора. Приходит буровой мастер, просит бульдозер у начальника участка, а техники нет. Тогда мастер говорит: «Давай десяток баб!». Женщины из стройцеха ломами долбили глину в карьере, грузили на тракторные сани. На буровой рабочие снова долбили уже успевший смерзнуться ком, загружали в глиномешалку, отогревали паром и готовили глинистый раствор, который использовался для промывки скважин при бурении.

Самыми ответственными работами при строительстве скважин считались спуск эксплуатационной колонны и цементаж. На цементаж колонн буровая бригада выходила на работу в полном составе, плюс рабочие стройцеха. На площадке у буровой расставляли цементировочный агрегат, корыта для замешивания цементного раствора, а цементосмесители мы тогда еще и в глаза не видели. Рабочие вручную подтаскивали к корытам мешки с цементом, вспарывали их, высыпали цемент, наливали воду и лопатами замешивали цементный раствор. А над ними стоял геолог: брал пробы и требовал готовить раствор определенного удельного веса и вязкости. Затем цементировочными агрегатами раствор закачивали в скважину. Нужно было все делать быстро, чтобы раствор дошел до нужной глубины, не затвердел на полпути.

В 1963 году я вышла замуж за геолога Михеева Георгия Яковлевича, который всю жизнь проработал в конторе бурения. С появлением детей я перешла работать оператором по исследованию скважин на Асюльский нефтепромысел. Мы были молодыми, дружили семьями, в выходные собирались, пили чай, танцевали, пели.

В 1968 году я перешла работать в ЦНИПР техником-геологом в лабораторию исследований. Начальником ЦНИПРа был А. М. Армишев, начальником лаборатории исследований Ю.В. Потапов, выпускник Ленинградской сельхозакадемии. Юрий мечтал вернуться в Ленинград, но не было денег на переезд. Однажды он купил лотерейный билет и попросил проверить его, выпал выигрыш – мопед. Юрий получил выигрыш и вернулся домой. Начальником лаборатории стал Юрий Михайлович Лаврухин. В те годы в ЦНИПРе работали замечательные люди: Р.С. Пилясова, А.К. Данилова, В.И. Гнева, братья Виталий и Леонид Надуяловы и многие другие.

В 1980 году с должности начальника лаборатории ЦНИПРа я перешла работать на Павловский промысел геологом. А в 1983 году меня попросили временно поработать на Таныпском нефтепромысле, и это «временно» затянулось на шестнадцать с лишним лет. Много хороших людей встретилось мне на промысле: В.А. Антипкин, Н.П. Трушников, В.В. Трефилов, В.И. Сысоев, В.А. Митрофанова, В.Н. Козлова, Т.П. Оглезнева, Т.М. Аверьянова и многие другие.

Таныпский нефтепромысел был первым в НГДУ «Чернушканефть» по бурению и эксплуатации скважин. У работников не было опыта, учились на своих ошибках, много работ проводилось вручную, были некачественные цементажи, нарушения технологии проведения работ, порывы эксплуатационных колонн, и как следствие, появление грифонов (выходов соленой воды и нефти на поверхность).

Была остановлена закачка воды в пласт, результат – резкое снижение добычи жидкости и нефти. Естественно, был снижен план добычи нефти.

Остановка закачки дала и положительные результаты: из-за снижения забойных давлений в скважинах начали работать те участки пластов и пропластков, которые были задавлены закачиваемой водой. В продукции скважин начала снижаться обводненность, увеличился дебит нефти.

На Асюльской площади ежемесячно вводились новые скважины, правда, дебиты были низкие. Проводились работы по оптимизации и интенсификации добычи нефти. Цех всегда выполнял плановые задания.

Семь лет я работала председателем профсоюзного цехового комитета. Конечно, без помощи всего коллектива и трудолюбивых, исполнительных помощниц Т.П. Оглезневой и Т.М. Аверьяновой не смогла бы справляться с работой старшего геолога и председателя цехкома. Работники цеха участвовали в спортивных соревнованиях, проводимых в НГДУ, и часто занимали призовые места, организовывались поездки в Пермь, Свердловск, отмечали праздники и юбилеи.

За время работы награждена грамотами и благодарностями НГДУ «Чернушканефть». За высокие показатели в труде и активное участие в выполнение принятых соцобязательств награждена Почетной грамотой Министерства нефтяной промышленности СССР и ЦК профсоюзов рабочих нефтяной и газовой промышленности. Присвоено звание «Ветеран труда» объединения «Пермнефть», фамилия занесена в Книгу почета объединения в 1987 году, награждена медалью «Ветеран труда». В 1994 году за заслуги в развитие топливно-энергетического комплекса России награждена Почетной грамотой Министерства топлива и энергетики Российской Федерации.

С 1999 года я нахожусь на заслуженном отдыхе. Вырастила трех дочерей, имею троих внучек и четверых внуков. За тридцать семь лет работы ни разу не пожалела, что выбрала специальность геолога – нефтяника, и единственное, в чем всю жизнь себя винила, что не получила высшее образование…

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *