Город Чернушка. Хозяин. — ЯрЧе новости Чернушки

Город Чернушка. Хозяин.

Мы встретились на площади перед Дворцом культуры ласковым сентябрьским днем. 

Город отмечал свой главный праздник – День работников нефтяной и газовой промышленности. Дымились мангалы, шумела ярмарка, дети сновали в толпе, цепляясь воздушными шариками за старших. 

Он сильно изменился со дня нашей прошлой встречи: не было в движениях прежней порывистости, и в глазах уже не плескалось море энергииусталые они были, словно все эти семьдесят с лишним прожитых лет рухнули на плечи одномоментно, и нести этот груз непросто. 

Обнялись. Перебросились парой традиционно соленых шуточек. Я по старой привычке спросил про дела на Таныпе. И случилось чудо: распрямились плечи, сверкнули глаза, встряхнулась седая грива – и передо мной стоял прежний Алексеич. 

Я и подумать не мог, что видимся мы в последний раз. В 2005 году Героя Социалистического Труда, Почетного жителя Чернушинского района Владимира Алексеевича Антипкина не стало… 

Судьба метила Алексеича одной ей понятными знаками. Судите сами. В 1929 году в окрестностях Верхнечусовских Городков группой геологов под руководством профессора П.И. Преображенского было открыто Верхнечусовское месторождение нефтипервое на территории Пермской области, 15 августа 1929 года здесь была введена в эксплуатацию первая промышленная скважина, которая положила начало развитию Уральско-Волжской нефтяной области. 

И в этом же 1929 году в крестьянской семье из села Алешино, что в Рязанской области, родился мальчик, ставший одним из самых знаменитых нефтяников Чернушки. В 1952 году Антипкин делает первые шаги в нефтяной отрасли, устроившись помощником оператора подземного ремонта скважин в Краснокамске – а на следующий год бригада бурового мастера Д.С. Попова скважиной №9 вскрывает продуктивные нефтяные пласты на Таныпской площади. Той, где вскоре родится первый чернушинский нефтепромысел, тот самый, которому Владимир Алексеевич отдаст больше трех десятилетий жизни. 1966 год: рабочий поселок Чернушка получает статус города, а Антипкин – звание Героя Социалистического Труда... 

Совпадения – почти мистические. Впрочем, не менее мистическим было стабильное выполнение плана старым Таныпом при Антипкине – даже тогда, когда четыре остальных промысла НГДУ «Чернушканефть» до месячного плана недотягивали. Настолько, что даже мутные слушки пошли гулять: стоят-де у Владимира Алексеевича где-то в лесочке тайно расконсервированные скважинки; как только выдастся месяц неудачным – пускает хитрец-Антипкин их в ход – и перекрывает отставание. По молодости, да пользуясь доверительными отношениями, не удержался как-то, спросил про эти скрытые резервы. Расхохотался Алексеич, пустил меня веселым матерком и добавил: просто дело надо знать и работать уметь. Впрочем, отчасти лукавил он. Скважины – скважинами, вот хитрый журнальчик у Владимира Алексеевича имелся. Не тот ежедневник, что начальник промысла показывает проверяющим из управления, а другой, для себя. 

И картина в этом журнальчике была куда более полная: с первоочередными заботами, со всей головной болью, о которой гражданам проверяющим знать просто не полагалось – крепче спать будут. Да и к чему им знать, что потребность в крепеже немножко завышена, пара скважин из капремонта вышла чуть раньше, а по нескольким скважинам показанный дебит малость выше официально сообщенного? Плановая социалистическая экономика и не таким хитростям учила: хочешь реально давать план – имей запас. Если честно, практически у каждого начальника промысла был такой второй журнальчик. И, думаю, не ошибусь, предположив, что и в целом по НГДУ… Но по концу месяца отчетные и «учетные» итоги сводились воедино – продукция шла реальная, тонна в тонну. И без приписок, занижения и искажений. 

Это тоже Семья. За грехи семьи по голове получал? Получал. Вот и за доброе дело получи… 

А еще с семьей роднило бригаду и то, что воспитанники ее, молодые специалисты, получив после института трудовую закалку, уходили в большую жизнь«на вырост». Инженер производственного отдела НГДУ «Чернушканефть» Нина Ивановна Котельникова вспоминала: После окончания Уфимского нефтяного института меня по распределению направили в Чернушку. Больше года довелось работать помощником мастера бригады по добыче нефти на Таныпском промысле. Той самой бригады, где мастером был Владимир Алексеевич. 

Вот где была настоящая школа! Каждую скважину знал прекрасно – как, когда и сколько можно взять из нее нефти, предвидел, когда и где может что-то случиться, и заранее успевал предпринять меры. Почти ежедневно по обходу ходил… 

В 1971 году Антипкин ушел с бригады начальником смены, спустя восемь лет – начальником все того же Таныпского промысла. А вот старых привычек не бросил – не кабинетный он работник. Хозяин. Привык своими глазами посмотреть, своими руками пощупать. Со всей крестьянской основательностью. Честно говоря, удивляло это тогда.А чего ты хочешь, смеялся Алексеич. – Доверяй, но проверяй. – И добавлял уже серьезно.Понимаешь, думается лучше. Раз проедешь поглядишьзадумка появится. Еще раз проедешь – решение созреет. С ребятами в бригадах поговоришь, еще разок обмозгуешь – а там и новое дело начинать можно… 

Похоже, именно так рождались на Таныпе комплексные звенья по обслуживанию скважин. Не ждать аварий, не ждать остановок оборудования, не ждать, когда оператор вернется с обхода и доложит мастеру о непорядке, а тот дойдет до начальника промысла. А планово, по графику, сразу со всеми специалистами двигаться на АРОКе по обходу, исправляя все до мелочи. Затратно? Так потери от простоя оборудования дороже обойдутся. Не грозит пока авария? Так оператор-добычник всегда дело найдет и для слесаря, и для сварщика: железо – не человек, устает намного быстрее… Опыт обкатали на Таныпе. Убедились: полезное начинание. И появились такие звенья на других промыслах. Не первая добрая задумка, родившаяся на Таныпском промысле – и не последняя… А начальник промысла продолжал колесить по своему обширному хозяйству – и в рабочие часы, и по вечерам. Благо, жил все еще в поселении нефтяников – селе Деменево, и эту прописку на городскую менять отказывался наотрез, сколько ни предлагали.

Ну куда я уеду? – ворчал он. – Зачем? До работы – два шага. Случись что на промысле – я на месте. Мое это хозяйство, мое – чего мне от него бегать, и привычно запускал матерком. 

…В 1997 году Антипкин сдавал свое хозяйство. Крепко седьмой десяток уже шел Алексеичу, да что там седьмой – восьмой на горизонте маячил. Понимал: пришло время сдавать дела смежнику, но сердце… сердцу не прикажешь, по живому резать приходится. Да, силы уже не те. Да, уже переселился в Чернушку. Но тридцать с лишним лет – столько прожито, столько пережито… Тогда, на залитой сентябрьским золотом площади я не удержался: 

-Вот честно, Алексеич, снится Танып? 

-Снится, Серега. Часто снится. Дом же, - и махнул рукой – опять, мол, глупости спрашиваешь. – Был я там на днях, и снова молодо заблестели глаза, когда он начал рассказывать о поездке… 

Сергей ЧЕРНЯКОВ

Газета «Вестник Чернушки» №21 /464/31 марта 2016 г.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...